Котова Альбина Леоновна

Альбина КОТОВА:

«По доброте врач должен быть наравне с Богом»

 

Сразу две даты отмечали недавно в нашем университете – восьмидесятилетие кафедры микробиологии, вирусологии и иммунологии  и восьмидесятилетний юбилей известного ученого врача-бактериолога профессора этой кафедры Альбины Леоновны Котовой. Она остается все такой же активной, красивой, интеллигентной, мудрой и скромной, какой ее знают сотни  выпускников КазНМУ. Она называет кафедру крепостью, где учатся профессии,  мужают и крепнут будущие медики. И весь ее жизненный и профессиональный опыт по-прежнему востребован, а мысли, которыми она делилась в дни юбилейных торжеств, полны любви к микробиологии и студентам, тревоги за науку и медицину и уверенности в том, что профессия врача всегда останется самой нужной!

Две даты – одна судьба  

 

Кафедра с безупречным авторитетом – так называют кафедру микробиологии, вирусологии и иммунологии в университете. Пожалуй, эта характеристика относится и к Альбине Леоновне Котовой, которая 16 лет возглавляла эту кафедру, а в целом отдала профессии врача, ученого и педагога уже 56 лет. Профессор и сейчас читает лекции в родном университете и делает все для того, чтобы  улучшить качество подготовки будущих врачей.

— Альбина Леоновна относится к той когорте замечательных учителей, которая вошла в золотой фонд  университета, — считает ректор КазНМУ имени С. Асфендиярова профессор Айкан Аканов. – Мы гордимся тем, что она оставила целую научную школу микробиологии.

Айкан Аканович признается, что, четыре года назад возглавив вуз, он, как студент, записывал на встрече со старейшими профессорами и преподавателями их предложения, чаяния и надежды. Тогда Альбина Леонидовна рассказывала об истории вуза, людях, здесь работавших,  о необходимости преемственности. Она предлагала ввести наставничество, ведь  замена на молодых преподавателей идет с трудом, есть сложности и с прохождением практики в клиниках.  Альбина Леоновна говорила об иерархии, дисциплине в хорошем смысле этого слова, о том, что престиж профессии теряется, кафедры слабеют, нагрузка на ППС увеличена почти в три раза.

—   И теперь  можно сказать, что часть этих вопросов уже решается, — отмечает ректор. —  Мудрость, опыт Альбины Леонидовны очень помогли. Университет меняется, мы поднимаем имена наших старейших  ученых, учителей.

Большое уважение и глубокая симпатия к Альбине Леоновне ощущались на  научно-практической конференции, посвященной двум юбилеям. Теплый, искренний, в стиле ретро документальный фильм о ней назвали «Как молоды мы были». Его героиня – светловолосая красивая женщина, а на фотографиях, идущих одна за другой, — все вехи ее пути. В 1956 году она окончила лечебный факультет Казахского государственного медицинского института  и  получила диплом врача. С 1956 по 1959 гг. – работала преподавателем микробиологии в медучилище в Петропавловске.  В 1962 году окончила аспирантуру на кафедре микробиологии АГМИ (Алма-Ата) и успешно защитила диссертацию «Характеристика дифтерийных культур, выделенных от больных и бактерионосителей в г. Алма-Ате (1960-1962)».  А в течение последующих 16 лет,  с 1964 по1980 годы, была организатором и руководителем микробиологической лаборатории в ЦНИЛ АГМИ, проявив весь свой талант. Центральная научно-исследовательская лаборатория стала  научно-практическим центром для всей республики, где подтверждались сложные диагнозы, шли важные исследовательские работы по самым актуальным вопросам.

В 1983 году Альбина Леоновна  защитила в ИЭМ им. Гамалеи в Москве докторскую диссертацию «Значение биологических особенностей и состояния микробного ценоза кишечника при сальмонеллезах».    А с 1986 по 2001 годы она  заведовала кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии АГМИ, где работает и сейчас.

 

Кафедра – это крепость!

 

Такую емкую формулу Альбина Леоновна считает самой точной для понимания ее места в подготовке будущих врачей. Она уверена, что  кафедра – мать предмета, это, образно говоря,  крепость, на которой держится  образование, и работающие здесь преподаватели – это не просто коллектив, а семья.

— Образовательные функции кафедры не может заменить ни одна институтская структура, — говорит Альбина Леоновна. —  Она не может постареть, так же как не могут устареть хорошие старые учебники. Я подарила один такой Бахыт Рамазановой, моей ученице, ставшей заведующей нашей кафедрой. Это немецкий учебник микробиологии 1902 года. У каждой кафедры должна быть своя история, знаковые личности, какие-то присказки, может быть даже легенды…

Десятки и сотни прочитанных ею лекций были посвящены не только любимому предмету – микробиологии, но и лекторскому мастерству, подготовке преподавателей на кафедрах медицинских вузов. Сама она считает  учениками тех, кто защитил у нее научные диссертации – семь докторских и 47 кандидатских. Гордится Алией Табаевой из Караганды, исследовавшей редкие виды сальмонеллеза, Бахыт Рамазановой, заведующей кафедрой, Анарой Ракишевой, заведующей кафедрой фтизиатрии, которая провела очень хорошие исследования  госпитальных аспектов туберкулеза. Особенно профессор ценит в своих учениках самостоятельность, активность, стремление к научному поиску.

Бахыт Рамазанова, назвав свое выступление на конференции «Письмо учителю»,  очень искренне, сердечно призналась в огромном уважении и благодарности к Альбине Леонидовне за все то, чему она учит своих учеников.

— Руководя кафедрой, вы воспитывали в людях уважение к окружающим, к коллективу, в котором они работают, — сказала Бахыт Аманулловна. – И показывали сами пример научного трудолюбия. Ваша монография является бестселлером!

Человеком мира и очаровательной женщиной назвала юбиляршу профессор Жанар Мустафина. Она считает, что высшая награда – это последователи ученого. Академик   Алшынбай Ракишев  вспоминал о том, как Альбина Леоновна с коллегами с нуля создавала кафедру микробиологии в открывшемся в Целинограде мединституте. И сейчас ее фото можно увидеть в музее Медицинской академии Астаны.

 

Эксперимент – душа микробиологии

 

Кажется, столько в мире разных наук и профессий, почему она выбрала микробиологию? Вроде бы,  романтики в этой профессии особой нет (впрочем, конечно же, так кажется только людям, далеким от этой науки). На мой вопрос  Альбина Леоновна дает несколько ответов.

— Многие представители старшего поколения нашей семьи были медиками. Мамина сестра закончила Минский мединститут, пришла с фронта подполковником, служила в передовой частях, в полевом госпитале.  Сестра моей бабушки окончила акушерские курсы в Ревеле. Два папиных брата окончили академию военной медицины в Ленинграде, оба погибли в войну, — вспоминает профессор. — И я даже не представляла себе другой специальности. Мне она была интересна.

Она уверена, что хороший  врач – это призвание, а оно часто формируется именно в семье, с детских лет.

— Студенты из медицинских семей, как правило,  лучше учатся,   более  мотивированы.  В таких семьях даже разговоры вечерами за столом – о том, какой сложный пациент, как прошла консультация. А это воспитывает сострадание к больным, — убеждена Альбина Леоновна. —  Со мною кто-то не согласится, скажет: невозможно всем сострадать.  Но без этого нет профессии, ты имеешь дело с человек страдающим, и чем больше отдашь,  тем больше получишь.  Всегда говорю студентам: по доброте врач должен быть наравне с Богом.

— На втором курсе  появилась микробиология, — вспоминает Альбина Леоновна,  — она мне очень понравилась.  В этом немалая заслуга наших учителей. Например,    Эмилия Ивановича Штикеля. Сосланный немец, он работал фельдшером в Капал-Арасанском районе под городом Талды-Корганом. Он был влюблен в микробиологию  и нам передал свою увлеченность. Перед нами были образы великих микробиологов — Пастера, Коха, голландского предпринимателя Ливенгука, работавшего с линзами. У них можно учиться упорству труда, влюбленности в свое дело, новаторству.

Да, продолжает она, может быть, в этой специальности и нет чего-то романтического. Но интересное и увлекательное заключается в том, что душа микробиологии —  это эксперимент, за которым  всегда идет что-то новое, какое-то открытие.

— В те годы дети часто болели дифтерией. Мы вели исследования, изучение  микробов вызывающих  дифтерию.  Плохо были изучены и сальмонеллез, другие кишечные инфекции. Мы оказались на передовом рубеже по выявлению сальмонеллеза в 1965-1967 годах, когда были   вспышки внутрибольничных инфекций.   Для расшифровки внутрибольничного сальмонеллеза  выезжали в роддома, там обнаруживали обсеменность всех предметов,  носительство сальмонелл было среди врачей  и акушеров. В  своей монографии я описала этот случай. В Союзе создали комиссию по сальмонеллезу, проводились конференции  в Москве, Ленинграде. Мы выезжали в Караганду, Балхаш, Чимкент. Это была хорошая практика,  и было  сделано много  наработок. Стали сотрудничать  с ветеринарными службами, ведь сальмонеллез — антропологическая  инфекция.

 

На этой науке нельзя экономить

 

В  профессии микробиолога очень важна дотошность и точность исследований, надо доказать результат, иначе грош цена предварительному диагнозу. Вот почему сейчас остро стоит вопрос  знания микроскопических, серологических,  иммунологических и генетических методов, напоминает Альбина Леоновна. Причем сейчас стало даже сложнее:  нужно по-новому иммунитет пациента, ведь из-за использования антибиотиков, гормонов, нарушения экологии идет глобальное снижение иммунитета у людей.  Недаром появился СПИД, когда происходит резкое падение иммунитета. Нужно иметь хорошие знания методов исследования, уметь анализировать,  знать основные питательные среды,  на которых можно вырастить  микробы,  владеть информацией о сыворотках.

— Все начинается и заканчивается взятием материала, — убеждена Альбина Леоновна. —  Сейчас появилось хорошее лабораторное оборудование, но нет порой у специалистов хороших знаний. Подготовка лабораторных специалистов,  к сожалению,  слабая.  Обязательно нужен  внутрилабораторный контроль,  о котором сейчас, увы, подзабыли. И очень хорошо, что по инициативе ректора Айкана Акановича  Аканова в университете  организовали НИИ имени Бахи Атчабарова,  где совмещаются и научные исследования и практика, и где сильная лабораторная база.

На микробиологии нельзя экономить, считает профессор, ведь без нее  невозможно поставить точный диагноз и назначить эффективное лечение, так как многие инфекции очень похожи друг на друга.  И больше всего нужно вкладывать именно в подготовку кадров.

… Несколько лет назад она написала статью, в которой  сравнивала студенчество нашего времени и нынешнее. Сейчас студенты больше образованы в общем,  знают иностранные языки, но им не хватает практики, знания жизни, считает она. А в ее молодые годы студенты были более взрослые, кто-то  воевал, кто-то уже работал в больницах. Но в целом – и те, и другие чем-то похожи, ведь они выбрали такую гуманную миссию.

— Я люблю студентов, когда иду по университетскому двору и вижу их, настроение повышается, — признается Альбина Леоновна.

И в этом она вся, с ее увлеченностью своей работой, желанием давать знания молодым  и с ее верой в то, что врач – самая лучшая профессия на Земле.

Поисковые запросы: