Маржан ЛЕПЕСОВА

«Все начинается с детства»

Роль и место детской неврологии в современной медицине очень велики. Именно в детском возрасте закладывается здоровье человека, именно в этом периоде, а еще лучше во внутриутробном, можно предотвращать те или иные патологии, развитие различных заболеваний.

И для этого нужно очень любить свою профессию, изучать все новое, что появляется в науке, и работать в сотрудничестве с врачами других специальностей.

Так считает Маржан ЛЕПЕСОВА, главный детский невролог Министерства здравоохранения РК, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой детской неврологии Алматинского института усовершенствования врачей, награжденная в честь 20-летия независимости республики орденом «Құрмет».

– Маржан Махмутовна, поздравляем Вас с наградой! Давайте в связи с этим вспомним о начале Вашего пути, о том, как Вы пришли в медицину.

– Я окончила школу с серебряной медалью в Шымкенте, поступила в Алматинский медицинский институт, и даже никаких сомнений не было в выборе профессии. Хотела, чтобы она была связана с детьми, поэтому особенно сильно меня привлекла детская неврология. Когда проходила практику в Институте педиатрии и детской хирургии, увидела, насколько это интересно. (Тогда он назывался Институт охраны матери и ребенка). Поразило и увлекло это направление. Я была старостой курса и его летописцем. Как человек активный после окончания вуза поехала поднимать здравоохранение, и поехала на родину, потому что хотела вернуться домой к родителям.

Врачей не хватало, и наши выпускники без прохождения интернатуры направлялись в том году в разные регионы. В Шымкенте работала в 1-й городской поликлинике, на участке, одновременно брала дежурства в стационаре и на полставки преподавала в медучилище. А когда вернулась в Алматы, выйдя замуж, пришла на работу в Институт педиатрии, в неврологическое отделение, и поняла, что мне как можно быстрее надо получить специализацию.

– Чем так важно это направление и насколько оно тогда было развито в Казахстане?

– Роль и место детской неврологии в практическом здравоохранении очевидны. Сначала детская неврология как дисциплина развивалась в недрах общей (взрослой) неврологии. И длительное время она оставалась менее изученной и менее развитой составной частью неврологии. Применялись те же методы лечения и диагностики, как правило, широко используемые в общей неврологии. Ребенка считали «человеком в миниатюре», и лечение проводили, соответственно, как у взрослых.

Словом, социально-экономическое положение и уровень развития медицинской службы в первой половине ХХ века не позволяли вести учет, проведение анализа и выявление причин смертности младенцев, что служило бы толчком, определяющим развитие педиатрии и службы детской неврологии в частности. Но позже пришли к пониманию отдельной дисциплины. После развала Союза оказалось, что у нас в республике нет отдельной научной кафедры, которая бы способствовала развитию детской неврологии.

– Знаю, что Вы стали организатором и первой заведующей этой кафедрой в АГИУВ двадцать лет назад. То есть Ваша кафедра – ровесница независимости нашей страны!

– Да, до 1990 года подготовка специалистов детских неврологов в республике не проводилась. Ввиду острой необходимости в этих кадрах в 1991 году приказом Министерства здравоохранения было приняторешение об открытии курса детской неврологии в республике. Основанием для этого явился новый статус молодой независимой республики, высокий уровень детской неврологической заболеваемости и отсутствие врачей нужной квалификации. Курс детской неврологии вначале был открыт в составе кафедры неонатологии АГИУВ, а с 1992 года выделен в самостоятельный курс. Штат его состоял из одного сотрудника – меня как заведующей курсами, в последующем присоединились Таирова Г.К., Текебаева Л.А., Казакенова А.К., Исабекова А.А., Джаксыбаева А.Х., Мырзалиева Б.Д.

Сегодня в республике работает большая армия детских неврологов – около 500 человек; и если раньше они были разобщены в профессиональном смысле, то теперь имеют возможность обмениваться опытом, повышать свою квалификацию. Наш институт и сама кафедра прилагают много усилий для повышения профессиональных знаний сотрудников. Кафедра выросла – я подготовила 17 ординаторов, 8 кандидатов медицинских наук, 1 доктора наук, и сегодня они занимают активные позиции в отечественной детской неврологии. Сейчас у нас 9 резидентов. Они учат и английский язык, ведь в современной медицине без него нельзя, вся новая информация поступает на этом языке.

– Маржан Махмудовна, а как Вам самой удалось пройти специализацию, защитить научные работы в те годы, когда в нашей стране это направление еще не было развито?

– Да, когда я начинала работать, специализацию можно было пройти только в Москве, Казани, Ташкенте, Питере и Прибалтике. Все время писала заведующему кафедрой Института усовершенствования врачей Ташкента, и, наконец, место нашлось. Я всегда считала, что никак не прорвешься в профессии, в жизни, если ты не специалист. Это единственный путь, когда без блата можно чего-то достичь.

Проходя четырехмесячную специализацию, уже там наметила тему диссертации. В это время в Институт педиатрии пришел Камал Сурарович Ормантаев. Я когда-то ходила в его кружок детской хирургии. Кроме того, в институте заместителем директора работал профессор Батыр Тастанбеков, который недавно приехал окрыленный из Москвы. Время было интересное, хотелось работать, делать что-то новое и нужное.

Как-то к нам приехала делегация из НИИ медицинской генетики из Москвы. Я понимала, что это очень интересно и актуально, и предложила профессору Светлане Ивановне Козловой стать моим научным руководителем. Несмотря на то, что у нее было 20 научных соискателей и аспирантов, она все же согласилась.

В 1990 году защитила кандидатскую диссертацию в Москве и тогда же стала главным детским невропатологом Министерства здравоохранения, работая старшим научным сотрудников в НИИ педиатрии. Помню, как мне помогали москвичи – специалисты лаборатории генетики, медико-генетической консультации в техническом и организационном плане. Докторскую диссертацию защищала уже в Алматы, она была посвящена врожденным порокам нервной системы у детей. Думаю, что ничего просто так не бывает. Тот, кто хочет чего-то добиться, – того ведет судьба.

Затем стала старшим научным сотрудником Алматинского института усовершенствования врачей. Профессор Тамара Чувакова предложила открыть в институте кафедру детской неврологии, тогда такой кафедры в стране не было, пришлось с нуля составлять учебные программу, другую необходимую документацию.

– В чем важность детской неврологии, насколько распространены эти болезни?

– Детская неврология имеет свои особенности, тонкости, каждый период отличается от другого – до года одна симптоматика, потом – другая. Нам нужно изучать, почему так много больных детей, как влияет на их состояние период внутриутробного развития. С опытом пришло понимание, что нужно внедрять цикл медицинской генетики, эпилепсии, детского церебрального паралича, неонатальной неврологии и неврологии развития.

Надо отметить, что наибольшее количество заболеваний отмечается в экологически неблагополучных регионах – в Усть-Каменогорске, Семее, Павлодаре, Кызылорде, Актобе, Актау, самые высокие цифры, и число их с каждым годом растет. Многие причины заключаются в материнских болезнях. Поэтому нам нужно работать вместе с врачами других специальностей. Сейчас мы готовим и педиатров, и неонатологов, и семейных врачей. Работаем с Национальным медицинским холдингом – провели совместно с акиматом Астаны и НМЦ две специализации, одну конференцию и один мастер-класс.

Уверена, что более эффективной профилактике и лечению неврологических болезней способствовало бы Положение о детской неврологической службе. Оно предполагает полное описание всех моментов: сколько нужно оборудования, кадров на определенное количество больных, другие важные параметры. Нужно уделять больше внимания этой службе. К сожалению, детских невропатологов не хватает: заболевание сложное, ответственность высокая, родители нередко имеют повышенные требования, поэтому должны быть более высокие стимулы для врачей.

– Что Вас радует, что сейчас считаете главным в жизни и о чем мечтаете?

– Когда-то у меня была голубая мечта, а сейчас осталась лишь дымка – открыть неврологическую клинику. Пока детей чаще ведут лечиться в частные больницы и центры, но там не всегда бывают подготовленные специалисты и нередко назначается ненужное лечение. Сейчас есть только неврологическое отделение, но этого все же недостаточно: в отдельной неврологической клинике можно было бы собрать всех специалистов в этой области, всю диагностику, словом, сделать хорошую базу.

К сожалению, нет крупных спонсоров для открытия такой больницы. Предприниматели понимают, что медицина сразу не «отобьет» вложенные средства. Радует, что многие вопросы все же удается решать, у нас действует своя Ассоциация детских неврологов, помогают международные организации в плане обучения врачей. Радует, что родители наших маленьких пациентов и коллеги благодарят за помощь.

А самое главное для любого человека – это семья, дети. Я их не настраивала на медицину, но ориентировала на занятие наукой. И они меня радуют своими успехами.

Сауле Сагитова

№5 (08), март 2012

Поисковые запросы: